БОЛЬШОЕ ИНТЕРВЬЮ ИЗДАНИЮ  

Это интервью превратилось в настоящий полновесный лонгрид. Неудивительно, если твой собеседник рэп-исполнитель, а настоящий рэпер за словом в карман не полезет. BERMUD MC, известный в Сети как Александр Алексеев, помнит эпичные хип-хоп тусы, любит олдскул и пишет свои тексты, жадно хватая любую свободную минуту. Есть о чем поговорить.

— Привет, Саш. Поговорим немного о хип-хопе…

 

— Привет. Только, начнем с того, что я не Саша, а Леша. Так уж получается, что к отдельным работникам сферы государственной ставятся некоторые условия, в частности: надо удалить все аккаунты соцсетей на фиг. Удалять жалко. Много людей, которые очень далеко, и связь с ними я поддерживаю только через соцсети, обмен творчеством и прочее. Так что был Лёша, а стал Александр Алексеев. Аккаунты закрытые, доступ только для друзей. А для ценителей творчества все на сайте.

 

— Вот дела. И где же ты работаешь, если не секрет?

— Это государственное учреждение, коих у нас бесчисленное множество. Называть не буду. По большому счету любой человек вправе заниматься творчеством, некоммерческой деятельностью. Но у нас рыба гниет с головы настолько, что отдельные «добрые коллеги» уже прознали и шепчутся: «А вы, вот, знаете, чем у нас Алексей занимается? Вот посмотрите». Ребята молодцы, конечно, проявляют инициативу, но я не просил о славе. Это потом вытекает в разговоры типа: «начальник отдела не может читать рэп», «это ставит под сомнение авторитет организации», «ты же представляешь интересы юридического лица» и все в таком духе. А на выходных шорты, кепка, микрофон, студия.

— Так ты юрист?

 

— Да. Ненавижу юристов, кстати. На полном серьезе. Когда встал вопрос поступления в ВУЗ, сыграла семья, военные, все серьезно. Я художку заканчивал детскую, мне это нравилось, что-то получалось. Я хотел на худграф в Кубик, а мне сказали: Леша – худграф… ты видел, сидят там вон они, с засаленными волосами на Арбате (еще тогда Арбат старый был на улице Чапаева), какой худграф!? И попал я на юрфак в КубГУ. Там я был не в своей тарелке, не к месту совсем. Я общительный, со всеми ужился, но было сложновато. 

— Давай вернемся к теме. Поговаривают, что рок-н-ролл умер, давно поговаривают, очень давно. А тут, вот, начали поговаривать, что хип-хоп тоже вроде как скуксился. Ты как относишься к этому?

 

— Можно долго спорить, но я бы не стал этого отрицать. Потому что того, что было, как представлялось, как начиналось, как хотелось и должно было быть – этого, конечно, уже нет. Сегодня в любом музыкальном направлении мы слушаем и смотрим то, что нам впихивают. Раньше вышел альбом исполнителя, ты его отслеживаешь, ждешь, предвкушаешь, получаешь – классно! Эмоции! Сейчас же всего так много, что никто уже ничего не ищет попросту. И я в том числе. Я листаю ленту соцсети, она мне предлагает: новый альбом этого, этого и этого. Я послушал, либо понравилось, либо нет. И забыл. Из огромного моря информации просто тяжело выбирать что-то стоящее. Можно сказать, что хип-хоп не мертв, а что он не тот. Во всяком случае, если что-то «то» и осталось, то его не так много на фоне шлака, что в сеть сливается.

— Маркетинг побеждает?

 

— Конечно. Я не активный пользователь соцсетей, оттого что с девяти до восемнадцати, а то и до двадцати двух, я несвободный совсем человек. Но вечерком, когда ребенок и жена уже спят, можно заварить чашку кофе или налить себе стакан пива и полистать ленту инста. Недавно подписался на Фадеева Максима. Чисто из интереса. Человек, в силу своей популярности, двигает альбомы. Сейчас плотно двигает Джигана. Новая песня, готовим клип – и все в таком духе. Я вырос на другом рэпе, для меня Джиган не рэп в принципе. Но я понимаю, сколько тысяч людей это видят, и у них в голове откладывается Джиган-Джиган-Джиган. Потом выходит альбом, и все – ну надо ж посмотреть.

— Я ведь тоже был в теме, конец девяностых — начало двух тысячных, когда был самый большой движ. Для нас тогда рэп — это был поиск чего-то настоящего. Мы искали в этих текстах какой-то правды, чем жестче она была, тем правдивее.  Сейчас упомянутый Джиган (который называет себя рэпером, в интервью одному изданию открыто говорит: не буду кривить душой, как все рэперы, я в теме, чтобы заработать бабла. И вот этот человек, эта бородатая детина, на фоне яхты читает какие-то розовые слюнявые тексты про любовь и люди считают, что это и есть рэп). Т.е. для тебя это не рэп?

— Это продюсерский проект, нацеленный на извлечение прибыли. Сейчас же многие исполнители не скрывают, что им пишут тексты, их одевают стилисты, их гримируют и прочее. По сути, любая культура (субкультура), которая набирает обороты и популярность, становится коммерческой. Появляются люди, которые видят, что это отличный вариант заработать. Закономерный процесс, наверное. А вообще, если говорить о том, о чем пишут рэпера сейчас, или должны писать, я думаю: о том, что им близко, чем они живут, что понимают в жизни, что хотят донести. Ведь наверняка написать интересно можно только о том, в чем ты разбираешься, с чем сталкиваешься повседневно. Я, вот, не пишу про телок, тачки и яхты. А, например, Тимати и тот же Джиган пишут о телках, тачках и яхтах, наверно у них действительно жизнь такая. Содержание их песен – телки, тачки. Именно песен, рэп-текстом это назвать сложно.

— О чем пишешь ты?

 

Был этап юношеского максимализма, когда писалось о том, о чем хотелось: где что выпито и скурено, мы крутые и прочее. Сейчас это прошло, последний альбом который вышел у меня в 2015 году не содержит ни слова мата, но важнее то, что я готов нести ответственность за сказанное. И следующий однозначно содержать не будет. Это ответ на вопрос: «О чем ты пишешь?» Как о чем – о том, что вижу, чем живу. Меня стали подкалывать, то есть, пишешь про работу, кабинеты и жизнь клерка. Нет, я в душе другой. Вышел, снял рубашку, надел футболку, все я другой человек. Зарекался не затрагивать политику в своих текстах. Такая заезженная история, гнилая, всем понятно, что происходит, к черту ее. Но, вот, не получается. В процессе создания новый альбом, он еще будет отслушиваться, весь шлак оттуда уйдет, но очередная вещь начинается со слов:

 

Было, зарекался о политике не заикаться,
Но выходит так, что не выходит разобраться,
Не упомянув ни разу наше государство,
Особенно о том, как происходит на местах все.

 

И далее по тексту. Потому, что накипело. Вот у меня мелкому два с половиной года, и я столкнулся со стандартной проблемой – детский сад. Документы на определение ребенка  (на пребывание в течение всего дня) принимают только с 15-го апреля по 15-ое июля. Рассматривают 45 дней. То есть, если сработать оперативно, можно получить три отказа. Я получил два и отнес бумажки в третий раз (еще рассматривают). Следующий запрос я смогу подать 15 апреля, 14-го мелкому три года и моя жена либо должна выйти на работу, либо ее потерять. Система. На бумажке написано: «Вам мотивированно отказано. Причина отказа: мест нет». Сижу, размышляю, вот, интересно, мне в конце года приходят налоги, было бы классно написать в ответ: «Извините, вам мотивированно отказано. Причина отказа: средств нет». «Ну, это же ваша обязанность платить налоги», – скажет сотрудник ФНС. Но ведь и государство имеет обязанности перед гражданами. Они гарантированы Конституцией, в том числе и бесплатное, и доступное дошкольное образование. Короче, цирк. На деле: хочешь нормально родить – плати, садик – плати, спорт – плати, везде плати. Так что не получается не писать об этом.

— По поводу написания текстов. А когда появились первые, когда ты начал, более-менее серьезно писаться?

 

— В 2000 году, я еще был школьником и имел определенное количество домашних записей. Несколько позже появились первые студийные записи. Я помню, как искал на тот момент единственную в Краснодаре студию, называлась она «Free Wind Studio». Она и сейчас существует. А сегодня звукозаписывающих студий полно. Интернет взорвался, видеоуроки, читай, выбирай, настраивай железо. Каждый может разобраться при желании и открыть студию. Студий много, но редко где хороший звукарь. Звуковую карту можно и за полмиллиона купить, но надо же знать, что с ней делать. вою студию мы замораживаем. Хлопотно. Да и времени нет ей заниматься на должном уровне. Так вот. В 2008 году компанией 6-8 человек обозвались RapBermudHouse (RBH). Думали под этим знаменем и двигаться. Состав «творческого объединения» менялся, сегодня в деле Шкан, Тахо, Лыс, Штака и Пан, ну кто-то в большей мере, кто-то в меньшей.

С  В 2010 собрали свою студию. Где-то не хватало опыта, где-то хорошего железа, чтобы делать качественно, тем не менее, записали первый микстейп (RecPlay). Самопиратка такая. Мы нашли людей, которые печатали диски и продавали боксы, реальные пираты в подвале в районе Вишняков. Нам было в прикол и в кайф, на прилавках появился наш диск. Мы ничего с этого не имели ровным счетом, но ничего и не платили. Они их распечатали и раздали по торговым точкам на Вишняках. Тяжело гордиться тем творчеством, конечно, но что было, то было. Сейчас альбом этот можно найти в сети. Короче, с 2000-го по 2010 мы плавали. Первый сольник я презентовал в 2013 (альбом  «Электричество»), в котором я еще позволил себе долю раздлолбайства, чего уже не позволил в альбоме 2015-го («Простыми словами»). Наверное, это и есть начало более серьезного периода в творчестве.

— Как ты считаешь, вот эта доступность, это больше хорошо или больше плохо?  Возвращаясь к теме потока шлака, он ведь, в частности, появляется из-за этой доступности. Много инструментов, каналов самопрезентации, много желающих. А качество ведь снижается.

 

— Качество снижается в целом. Но я не считаю, что это плохо.  Этот период возможностей дает шанс каждому, кто сделает что-то достойное. Это непременно будет оценено, хотя и может пролетать в Сети годами. Раньше люди брали чемодан, ехали в Москву, снимали толпой однушку где-то на окраине, ходили с кассетой по студиям, стучались в двери продюсерских центров: вот мы такие классные, вы послушайте, вдруг вам понравится. Так было. Кто-то даже отправлял кассеты в «Утреннюю почту», наверное. Единственное, отчего мне тоскливо, что сейчас делается мало действительно честных конкурсов и отборов.
Т.е. они есть, но в них проходят уже более или менее известные личности, которые далеко не всегда самые талантливые из конкурсантов, либо победителей определяет какое-нибудь смс голосование, обязательно платное, и, опять

же, выигрывает тот, кто уже более или менее известен и имеет «группу поддержки», готовую фигачить платные смс тоннами. Короче, везде ложь, честных отборов не знаю. Вроде культура стала настолько широкая, большая (хип-хоп культура), рэп занял твердые позиции, со множеством поднаправлений в музыке и прочее. Есть ведь много интересных исполнителей, возможно, когда-то они добьются успеха. Сегодня каждый может записать трек дома, в студии (плохой или хорошей) и слить в Интернет. Более того, каждый может снять клип. Обычный свадебный оператор с удовольствием тебе скреативит видос, по цене приемлемой. Мы свой первый клип сняли за 4 тысячи рублей. Я имею в виду профессионалов с камерами, отражателями и прочим. Возьмем Григория Лепса, который пел в кабаках Сочи, снял клип на песню «Натали», и та пятнадцать лет гуляла по Интернету, пока его не нашли люди из столицы. И сегодня у него все хорошо. Так что рядом с нами, вполне возможно, ходят завтрашние супергерои сцены.

— О хороших исполнителях: что сам слушаешь? Свежачок и мастадонты; наши, западные?

 

—  Я не переключился в свое время, сейчас рэп имеет массу жанров и поджанров, выходит на новый уровень, и так далее. Мне по душе старая школа. Как это было в конце 90-х. Если я скажу, что слушал Касту, это будет банально, но это будет правда. Я наизусть знал тексты. Мне близки размеренные вещи, нарезанный семпл, с хрустом пластиночки, где медленно идет повествование. Как пример – Coolio «Gangsta’s Paradise». Это, кстати, и был момент кормециализации музыкального направления. Он тогда сделал чуть попсовее и стал зарабатывать, хотя до этого делал более андеграундные вещи. Размеренный бит, глухой с бочечкой, хорошие семплы – вот это мое. Не воспринимаю клэпы, и электронные звуки меня из себя вообще выводят. Когда совмещают с драм-энд-бэйсом и прочее. На студиях встречаю звукарей, которые пытаются внести долю креатива: вот сюда мы автотюн наложим, смотри. Нет-нет, этот пластмассовый звук не для меня! Ассоциации с дешевой пластмассовой крутилкой. Я за натуральное звучание. До сих пор ратую за Краснодарскую группу «Триада» (Нигатив Володя, Леша, Дино). Первый альбом их вышел в 2001 («Противоядие»), тогда они писали обо всем, о чем все пишут, но сделали это неплохо. Второй «Орион». Я думаю, они тогда ничего на этом не имели, но продолжали двигаться, и сегодня они на волне. Хороший пример того, как обычные пацаны вышли на достойный уровень своим трудом, не изменяя стилю. Я помню, когда-то (совсем давно) прознал, что Негатив работает в магазине по продаже неформальной шмотки, скейтов и прочего на улице Красной. Пришел тогда к нему, брать автограф. У меня вообще есть отдельная полочка с подписанными дисками наших краснодарских ребят. Потом он стал более попсовито делать, но этого требовало время и место. Сейчас он в Москве. Настоящий трудоголик. Имел честь дважды читать с ним на одной сцене, конечно, на «разогреве», ну все равно круто, где-то даже сохранились афиши, на которых «Триада» большими буквами и все мы чуть помельче указаны. Также Скато, Сергей делает более такие подвальные андеграунд вещи, фиг знает, с каких времен и до сих пор. Он себе не изменяет, хотя, мне кажется, если бы он поступился какими-то моментами в творчестве, мы бы уже зрели его из ящика. Он этого не делает, это его выбор. В 2015 мы записали с ним трек и видео сделали (Дети Союза при участии Fes и на биты Dj Den Romanov). Это круто. Короче, возвращаясь к теме вопроса – старая школа, как отечественная, так и зарубежная, вот, что по душе мне.

— С кем-нибудь еще совместно что-то делаешь?

 

— Знаешь, как оно бывает, мы все время планируем! Встречаемся, созваниваемся. У меня три начатых проекта с другими людьми. Имели замысел, который должен был в течение полутора-двух лет вылиться в хороший альбом. Ну, или не очень хороший, но вылиться. Ни один из них пока не реализован. Досадно. Всем нашим хочется читать, но времени не хватает катастрофически. Приходишь после работы, погуляешь с ребенком и думаешь, вот я сяду ночью и как напишу! А голова болит за завтра. В итоге самонасилование какое-то. Сейчас я пишу альбом (уже полтора года). По той планке, которую я сам себе придумал. Многое из материала пока не тянет, так что я буду писать, пока не появится десять-пятнадцать хороших треков. Очень медленно идет процесс. Творчество рождается, когда не загружен мозг. Многие мои товарищи забросили это дело. Часто слышу: «Леха, ты еще не сдался?». «Ничего не выстрелит без денег и связей», – так говорят все, кто делал когда-то и перестал. Я не могу от этого отказаться, сам процесс приносит массу удовольствия. Но я слукавлю, если скажу, что не хочу, чтобы это было признанно.  Я имею свой маленький круг слушателей. Пишут, спрашивают, будет ли новый альбом? Я обязательно отвечу – что будет. Независимо от успеха я буду это делать. Но совру, если скажу, что мне все равно, будет он востребован или нет. Если творчество начнет приносить какие-то деньги, это развяжет руки, появляется возможность посвятить себя творчеству полностью. Весь мусор, который я храню в голове для работодателя и системы, я выкину.

— По поводу круга слушателей небольшого. Тебе не кажется, что мы вообще живем в эпоху локальных интересов, когда время больших исполнителей прошло? Мы вошли в медийное пространство, где все местечково: этот любит этого, этот этого. Типа клубов по интересам небольших. Не появится нового Тупака Амару Шакура, как ни крути, доктора Дре и прочих. Или, может быть, появится кто-то, кто сделает тру и соберет стадион?

 

— Почему нет. Вот Баста, например, входит в десятку самых известных людей России. Он собирает в Кремле по 16 тысяч человек. Он, конечно, начинал еще «тогда», был в объединенной Касте. Уже и с тех пор многое изменилось. Нельзя не отметить, что на определенном уровне творчество большинства наших звезд перестает развиваться, может где-то быть искренним, и это сразу видно. Просто человек делает от души то, что ему нравится, и вот он выходит на результат, собирает стадион, например.

Он продолжает писать так же, как писал, то есть, достигнув пика, он держится за то, что делал в момент этого пика, и это перестает быть интересным просто-напросто. Он задается вопросом: как я этого добился? Писал на той студии, с таким битом о жизни в Ростове, к примеру… И вот он выпускает десяток альбомов, они все безупречно качественные, но слышно, что он, по сути, делает то же самое, только другими словами, возможно, на той же студии. Достигают пика и не знают, что делать. Тогда появляются продюсеры, которые знают, что делать. Те же Макс Фадеев с Джиганом не стесняются говорить, что исполнителю пишет тексты кто-то, ну блииииин. Лучше бы не говорили, было бы легче жить. Что делает Джиган тогда, если ему все написали и поставили?

 

— Он ходит в барбершоп подравнять бородку ))

 

— Наверно, да.

 

— Слушай, такая тема, в 90-х была какая-то тусовка. Народ собирался, друг друга знали. Сейчас в Краснодаре есть рэп-тусовка?

 

— Очень кучно. Есть люди, которые тусуются тут или там, все пересекаются в принципе. Но назвать тусовкой это нельзя. Каждый ратует за себя,  что ни разу не объединяет. Это вообще досадно, когда люди видят друг в друге конкурентов. Вот раньше приезжаешь на студию, кто-то пишется, если оказывается, что это ребята читают рэпчик, сразу возникала масса общих тем, и это было круто. В настоящее время все изменилось. Например заканчиваю запись в кабине и слышу, что в студии уже ребята, которые подъехали чуть раньше своего времени и слушают, что делаешь ты. Так вот, они уже не видят «близкого по духу чувака», а смотрят  ревностно, что-ли. Типа: вот гад, неплохо сделал.
В начале 2000-х – все было иначе. Раньше это была культура, большой хип-хоп, люди друг друга знали, читали тексты, кидали в кольцо, катали на досках.
Сейчас так: открылась новая студия в Краснодаре, и там сразу образовалась своя тусовка. Кенты, кенты кентов и т.п. И никого из исполнителей не интересует, кто еще в их городе делает, рэп. И вообще слушают только то, что им предлагают. Зачем, мол, слушать, кого-то с соседнего района, если лента в инсте сама предложит новые релизы. Общности нет. Нет обмена опытом. Никто не пытается объединить усилия. Каждый за себя.Мне так кажется.
 

— Почему это произошло?  Была тема единства, была субкультура, сейчас субкультуры умирают. Но, возможно, были более реальные причины?

 

— Это просто неизбежно. Все зародилось в Бронксе, потом на другом побережье, породив эпическое противостояние. Сейчас весь мир делает рэп. Вот и у нас. Была тусовка, потом стало доступно и популярно, куча студий. Куча маленьких тусовок. Естественный процесс, что появляется масса поднаправлений. Кому-то нравится, кому-то нет. Я динозавр, вымирающий вид, которому интересно, что делалось в начале 2000-х и ранее. Не думаю, что когда-нибудь буду делать другое.

— Почему Bermud MC, что это значит вообще?

 

— Сначала появилось объединение RapBermudHouse. Есть такой Штака, в жизни он Миша. Мы сидели, думали, мечтали собрать студию. Для группы слишком много нас, да и каждый пишет сольно, совместные треки реже, пусть будет творческое объединение – за это и выпьем, как говорится. Надо было это обозвать как-то. Под каким-то флагом, так сказать, плыть. Bermud Мише пришло в голову, обсуждали мы Бермудский треугольник, что-то такое загадочное непонятное, все там пропадает, и мы сказали: вот, наверно, это про нас! А House это дом. House ушло со временем, и все, остался RapBermud. Появилась аббревиатура RB. Я вообще не задумывался над псевдонимом творческим на тот момент, все было проще. А когда провалился проект RapBermudHouse, т.е. его в принципе не стало, уже была запущена интернет-страница rapbermud.ru. Я решил, что быть мне BermudMC, чем не повод чтобы выйти на новый уровень? Да и сайт уже есть. Обзвонил пацанов, никто не возражал. Так появился BermudMC. Я и сегодня поддерживаю сайт в рабочем состоянии, хотя уже есть страница, заточенная под соло (bermudmc.ru). Короче, сайт по двум адресам, никак не решусь похоронить RB, все-таки, видимо, есть надежда, что RB когда-нибудь наберет исполнителей, будет выдавать кучу релизов ежегодно. Так сказать, поднимет паруса и начнет большое плавание. А проект RapBermudHouse как творческое объединение провалился тогда лишь потому, что нас было слишком много, а чтобы делать хорошо, надо иметь репетиционную точку, надо много сообща работать, под каждого нужны индивидуальный настройки для железа в студии, и, в конце концов, надо работать на трезвую (так выходило не у всех).
В общем, разошлись мы в подходах: для кого это развлечение, а кто-то нацелен на результат. Я долго тошню над этими всеми вещами. Если делать, то делать хорошо или не делать вообще.

— А что насчет варианта поработать с живым звуком?

 

— Желание огромное. Есть вещи, которые не вошли на диски, но которые мне самому очень нравятся, и, думаю, имеют право на существование. В том качестве, в каком они есть, им жизни не дашь сейчас. Перезаписывать на тот же звук бесперспективно. И у меня есть замысел, пусть он и ресурсно-затратный: выбрать штук десять-пятнадцать вещей и дать им новую жизнь с живым звуком. А потом еще и дать концерт-презентацию с живым звуком. Это было бы супер. У меня есть записи, в которых присутствуют гитара акустическая, бас, живой барабан понемногу. На одном выступлении был человек, который запиливал на гитаре в проигрыше моего трека. Это, конечно, другие эмоции.

— Ты работник бюджетной сферы, с кредитом, ребенком и все такое. Если попрет, бросишь работу? Думал об этом?

— Однозначно, без секунды промедления! Похоронил бы для себя юриспруденцию, в нашей стране это не институт, это только заголовок. Опыт показывает, что можно даже остаться в родном городе и заниматься любимым делом. Я бы однозначно променял специальность на творчество. Думаю, в этом и есть счастье, заниматься любимым делом. Когда ты можешь жить за счет своего любимого дела – это сильно, это здорово. К этому надо стремиться.

Интервью: Р.Снеговски, 04.10.2016

 

фотограф: Чепелев Михаил

Менеджмент и сотрудничество

 

Email: rapbermud@mail.ru    |    Тел.: +7 (952) 854-69-68

© 2017 Bermud MC. Сайт создан на Wix.com

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now